Живопись & графика

Живопись Маши в основном сюжетная, но художница не ставит себе каких-то четких границ. Ее пейзажи, городские зарисовки могут быть иногда навеяны такими специфическими визуальными ощущениями, какие может создавать старинная фотография в тонах сепии, или старинные же альбомы зарисовок художников-путешественников из дальних экспедиций. И ее персонажи так же проходят через фильтры ее собственной внутренней сказки и становятся, ведомые фантазией художницы, “лицами-метафорами“, силуэтами из снов, оставаясь при этом, как правило, вполне реалистичными.